22/10/2021

financial-pro.ru

Новости инвестиций и финансов

Mint Capital

Mint Capital

Powering Global Markets

Powering Global Markets

global capital markets

NYC real estate.jpg

mining-industry.jpg

MINT Capital is a boutique investment firm that manages a diversified business portfolio across a range of global and capital markets

— our business —

Deep capital liquidity base through leading institutional funding providers and private clients

Global financial services and professional sales and distribution network

World-class financial structuring, syndication and placement capabilities

Access to unique, value-driven opportunities

Multi-market, multi-asset business discipline

— our Sectors —

Sales — Acquisition — Development

Finance — Technical — Operations

Multi-stream — Trading — Off-Take

Structured — Corporate — Asset Backed

— Our Story —

Since 2005, MINT Capital has evolved from having first operated across multiple mature and emerging markets, to transitioning through strategic partnerships, into a global network across EMEA, North America and Emerging Markets, (including Sub-Saharan Africa, Russia, Middle East, and Asia). The Firm offers its clients access to these markets through multiple major financial centres, including London, New York and Hong Kong.

We also remain a strong voice for emerging and frontier markets and greater market development through transparency and technological innovation. The Firm has been advancing its belief and coverage in rapid-growth regions for the past 10 years and has invested in a new venture, launching January 2020.

Today, we provide a unique value proposition across our entire partnership network and deliver real value to our core business areas; Real Estate, Infrastructure, Resources and Asset Finance. This combined with a global reach across equity and debt capital markets, securities sales and trading and research, enables us to deliver a strong capital and advisory solution to our clients.

focus

— Our focus —

Core Markets

We provide our clients with access to unique or value driven opportunities across a range of markets, products and regions.

We work directly within our chosen markets or partner with well established market professionals who are dedicated to building long-term, sustainable relationships with us.

Key Clients

Our clients are our life-blood. We ensure that we take the time to understand their business, key requirements and investment risk profile. We are dedicated to building long-term relationships with each of them and see them as ‘stakeholders’ in our business; so we endeavour to align our own interests to their success.

Strong Management

We understand that people and experience matter. Therefore, our aim is to work with and complement great management teams with deep sector experience and a proven track record.

Value Creation

At every stage of the business lifecycle, we seek to identify how to create or enhance value. For us, each opportunity should demonstrate solid growth potential, while maintaining longer-term operating success of a viable business or enterprise.

Инвестиционный фонд mint capital

Работа в венчурном фонде дает большое количество эндорфинов, но вознаграждает миллионами только лояльных, терпеливых и умных.

Добро с кулаками

Расти пришлось в Набережных Челнах, куда родители, будучи комсомольцами своей эпохи, поехали строить КамАЗ. Детство ограничивалось двором, похожим на многие другие и в то время достаточно криминальным: либо ты дерешься, либо тебя бьют, и в основном без всяких правил. В один из походов в кино товарищу в ногу воткнули нож; в другой раз за игрушечный пистолетик из детского магазина нас отлупили так, что никаких пистолетиков еще долго не хотелось. Местная специфика предполагала, что бьют везде и при любых обстоятельствах. По нескольким делам я проходил свидетелем, потому что доставалось моим приятелям. Или другой эпизод: я подрался с одним хулиганом, потому что он обижал младшего брата моего товарища, через пару дней хулиган вернулся с друзьями, и мне досталось так, что очнулся я уже в больнице с сотрясением мозга.

Когда родители отправились в город Шуя Ивановской области строить очередной автозавод, я обрадовался, что наконец уеду из этого сверхкриминального региона. В Шуе прошли два моих последних школьных года. Приехав, я сразу решил «прописаться» и пошел на дискотеку. Вычислил лидеров. Одному на ногу наступил, другого толкнул, потом нырнул в толпу, всех растолкав. Думаю: «Сейчас мне “прилетит”, и будет понятно, кто на районе главный». Но многие из тех, кого я так или иначе «задел», не только меня не побили, а совсем наоборот — передо мной извинились. Я потом всю ночь не мог заснуть, до конца не веря, что мир вокруг меня вовсе не такой агрессивный и что мультики со счастливыми детьми по телевизору, «солнечный круг, небо вокруг» — все это, оказывается, есть на самом деле.

Несмотря на кулачные бои, учился я хорошо. Родители привили мне чувство стыда за тройки, хуже этого, по их мнению, не было ничего, потому что ты — уверенный середнячок, без права на победу и без права на второй шанс. А с таким подходом вариантов в детстве было не сильно много: за двойки мне дома не попадало так, как за тройки, но чувство стыда всегда толкало на пересдачу. Поэтому школу я окончил с медалью, а институт с красным дипломом.

Я всегда увлекался персональными компьютерами, сначала у мамы на работе, уверенно громя ряды космических пришельцев, затем в школе и, конечно же, в институте, где был один из лучших в городе компьютерных классов. Однажды еще в школе в городе Шуя ребята говорят: «Поехали в Иваново, в энергоинститут на олимпиаду по математике — пока будут проверять результаты, пустят поиграть на компьютерах на целых четыре часа». Добрались до Иваново, решили все задания, а главное, поиграли, из-за чего я был по-настоящему счастлив. Уже собираясь обратно, сунул нос в актовый зал, а в этот момент мое имя объявляют — оказывается, я выиграл олимпиаду.

Вышел оттуда, держа в руках диплом с пометкой: «Экзамен по математике засчитывается при поступлении». Это впоследствии очень помогло, поскольку конкурс был более 30 человек на место, вуз выиграл грант Техасского университета. И мы получили действительно хорошее образование, став первыми студентами экономического факультета Ивановского энергоуниверситета.

Доллар на рубль

Наш вуз не просто выиграл грант, а сотрудничал с университетом Техаса, и многие экономические дисциплины вели американские преподаватели. Традиций на факультете никаких не существовало — он только открылся, и я поступил на первый курс. Все, что происходило в рамках нашего образования, было одним сплошным экспериментом. Мы учились, и вместе с нами учились преподаватели, что давало нам зеленый свет на всех направлениях.

Жизнь в общаге располагала к предпринимательству, потому что денег, само собой, не хватало, одним из моих первых бизнесов стал летний бар на Рубском озере, где находятся спортивные лагеря у всех ивановских вузов. Мы с однокашниками пошли к ректору, убедили его в том, что нам, студентам, это нужно — мы ведь должны на практике отрабатывать все, чему нас учили в те годы профессора-американцы. Стартового капитала, конечно же, не было. Но мы тогда изучали закон об акционерных обществах, и совершенно логично, что, заручившись поддержкой нашего декана, мы создали мини-акционерное общество, акции которого приобрел весь поток, включая декана и многих преподавателей.
Таким образом, мы «фондировали» идею с помощью своих же однокашников. Потом выпустили красиво оформленные сертификаты и собрали бригаду студентов, которые работали в баре посменно. Арендовали в лагере библиотеку. Я с приятелем сколотил барную стойку, днем мы продавали сок и жевательные резинки, вечером вели бухгалтерию и управленческий учет. По итогам первого года на каждый вложенный рубль к концу летних каникул мы заработали доллар — довольно неплохо для начинающих экономистов конца 1990-х. Для нас это был шикарный опыт и прекрасно проведенное летнее время. Бар просуществовал года три, пока я не уехал во Владимир заниматься более масштабными проектами.

Цифры по-взрослому

В 1994 году, когда я учился на четвертом курсе, вместе с товарищем подрабатывал написанием бизнес-планов. Один из них попал в инвестиционный фонд, основанный в городе Владимире. Оттуда позвонили и спросили: «Кто писал?» Говорю: «Я писал». Так после летней практики меня взяли в Центральный российский региональный венчурный фонд, которым управляли немцы Михаэль Краузе и Отто Пейло из Deutsche Handels Bank. Тогда же, в 1994-м, была запущена программа Европейского банка реконструкции и развития по созданию первых венчурных фондов в России. Их было всего 11, и основной задачей был поиск и фондирование первых private equity сделок. Фактически мы одними из первых участвовали в становлении всей индустрии в России. К 1998 году наш фонд объединили с петербуржским, где управляющим был известный немецкий Private Equity фонд Quadriga Capital. Макс Ромер до сих пор занимает лидирующие и уже ветеранские позиции на европейском инвестиционном рынке.

У нас в CRRVF (Central Russia Regional Venture Fund) под управлением было 30 млн долларов и столько же у петербуржцев. С 60 млн долларов мы уже стали сильной организацией, и многие из первых сделок оказались вполне успешными, хотя венчурными их назвать нельзя. В то время я стал изучать цифры и модели по-взрослому и очень продвинулся в финансовом моделировании, когда работал с ГК «Телеком-Инвест». Мы собирались выступить в роли иностранных инвесторов компании, которая впоследствии превратилась в МегаФон. О телекоммуникационном бизнесе я, конечно, мало что знал, но уже понимал, что почем, где и как формировалась маржа.

В 2000-м я защитил диссертацию по венчурному капиталу, вернее, его отсутствию в российских регионах. Честно признаюсь, сделать вклад в науку захотелось скорее для того, чтобы не ходить в армию, потому как это был единственный законный способ избежать призыва. А поскольку тема была более-менее инновационная, мне не пришлось высасывать из пальца научную новизну, я писал о том, чем занимался профессионально и каждый день.

Общий вывод был сделан такой: в ближайшие 20 лет венчурного капитала в стране не появится. Так, собственно говоря, оно и случилось.

Покупать и управлять

Объявление «требуются инвестиционные менеджеры» я прочел в газете «Ведомости» в 2000 году, отправил свое резюме. Мне перезвонили, и уже через несколько дней я был на собеседовании в кабинете Андрея Косогова, который в те годы возглавлял весь инвестиционный блок Альфа-Банка. После пяти лет работы с немцами Альфа выглядела очень необычно и многообещающе, да и Андрей Косогов произвел на меня суперпозитивное впечатление: сегодня мы друзья и партнеры, чем я, безусловно, очень горд. Он искал людей, которые бы строили в регионах инвестиционный бизнес. Нас было человек 15, я — самый молодой. Андрей предложил поехать в Иркутск или в Екатеринбург, последний, конечно, был поближе, что предопределило выбор. Я сел в свою Volvo, запихнул в багажник стиральную машину и проехал с этим чудищем 2000 километров из Ярославля в Екатеринбург. Однако уже через девять месяцев меня перевели в Москву выстраивать в банке управление собственных инвестиций. Тем не менее Екатеринбург для меня теперь не менее родной город, чем Ярославль или Иваново.

Альфа была сильной и жесткой структурой: опытные люди, потрясающая школа жизни. Ненадолго возглавив управление собственных инвестиций, я попал на инвестиционный комитет Альфа-Банка. Многие не понимали, что я там делаю, но Андрей Косогов мне очень много делегировал. И за это, конечно, я ему бесконечно благодарен: при моих 20 с плюсом лет он позволял мне заниматься вещами, которые в другой организации были бы невозможны без родственных или дружеских отношений. Довольно скоро я понял, что инвестиционный департамент в том виде, в котором он был основан, существовать не сможет. Снизу в буквальном смысле давило управление активами, сверху — корпфин: незавидное положение между двумя успешными и весомыми банковскими структурами. Я же, проработав более пяти лет в инвестиционном фонде, предполагал, что буду сам и покупать, и управлять, и продавать, и как будто бы наступал всем на пятки.

Поэтому какое-то время спустя мне хватило смелости утвердить на инвестиционном комитете Альфа-Банка создание самостоятельного инвестиционного фонда Alfa Private Equity, который позже переименовали в Alfa Capital Partners и в который Альфа-Банк проинвестировал стартовые 50 млн долларов. Так и было записано в том решении инвестиционного комитета летом 2001 года. С этой бумажкой я потом ел, спал, дышал. Ходил с ней во все двери, пробивал создание новой структуры в рамках Альфа-Банка, где банк был одним из ее акционеров. Так началось создание полноценного инвестиционного офиса, в который спустя несколько месяцев мы наняли Ричарда Собела в качестве его главы. Доход на время создания приносила продажа обесцененных на тот момент активов, находящихся на балансе Альфа-Капитала. Их накопили во время ваучерной приватизации, и они практически ничего не стоили. Тем не менее с продажи удалось заработать достаточно, чтобы фондировать зарплаты, офис и другие операционные расходы. Я приносил доход и получал бесценный опыт фондостроительства.

ОК, будем адаптироваться

В 2005 году, как раз когда я собрался поступать в бизнес-школу, меня позвали к себе мои приятели-шведы — основатели Mint Capital Ульф Перссон и Фредерик Экман.

Я уже имел 10 лет опыта в индустрии, хорошо знал весь рынок. К слову, настоящих профессионалов в нашей среде даже сегодня не так много, а тогда почти не было.

И вот на черном Mercedes S-класса из собственного кабинета в особняке Альфы я приехал в оупен-спейс за столик из IKEA. А у моих партнеров были не самые новые Škoda и Volvo. Вот оно, настоящее предпринимательство, понял я, так оно и выглядит — надо адаптироваться. Тело быстренько привыкло к синему икеевскому стулу и маленькому столу в нашем скромном по размерам, но уютном офисе Mint Capital. Хоть я и был избалован образом жизни в крупных корпоративных структурах, но сказал себе: «ОК, будем заново учиться играть по другим правилам».
В фонде было около 100 инвесторов, практически все скандинавы, и около 130 млн долларов в управлении. Было, конечно, очень интересно работать с людьми с другим менталитетом, разбираться, почему и зачем они инвестируют, чего хотят достичь. Мы спорили практически по каждой портфельной компании, защищая ту или иную инвестиционную возможность.

Вот пример: в 2015 году Mint инвестировал в компанию Элекснет, первопроходца индустрии платежных терминалов. Очень сильным аргументом во время презентации на инвестиционном комитете была простая картинка — терминал Элекснет и очередь к нему из 20 человек. Чуть позже возникла Объединенная система моментальных платежей (группа ОСМП), основанная Сергеем Солониным и достаточно быстро превратившаяся в нашего основного конкурента. Несколько лет спустя она была переименована в группу компаний QIWI, конкуренция с которой обострялась с каждым годом. Однажды мы пошли на обед с Сергеем Солониным, Юрием Мильнером (основателем DST Global. — Прим. ред.) и Ульфом Перссоном (сооснователем Mint. — Прим. ред.). Юрий кратко сформулировал идею: забыть о конкуренции, объединить процессинговый бизнес, отказавшись от терминального, стать самым крупным платежным агрегатором, провести IPO.

Мы тогда отказались, и, на мой взгляд, напрасно. Мы сильно конкурировали в тот момент, и нам не хватило стратегического видения для того, чтобы забыть о прошлом и начать писать историю с чистого листа. Ни я, ни Ульф не поверили в серьезность намерений, не захотели брать бизнес-риски и как результат упустили возможность поучаствовать в успешном проекте группы QIWI, которую рынок оценил более чем в миллиард долларов несколько лет спустя.

Однако у шведов я тоже многому научился, по-другому взглянул на предпринимательский мир. В какой-то степени учился фандрайзингу, так как нам пришлось сделать десятки, если не сотни презентаций, собирая второй фонд Mint Capital. Я уходил из Mint не потому, что чем-то был недоволен: к тому моменту я уже отучился в Чикагской бизнес-школе, а после нее появился новый драйв, как после диссертации — надо было что-то менять, создавать новое, рисковать. Поэтому когда Сергей Солонин поделился идеей создания iTech Capital, я быстро увлекся.

http://www.mintcap.co.uk/
https://medium.com/@iTechCapital/publications-6ab80653d8fb