27/10/2021

financial-pro.ru

Новости инвестиций и финансов

Как за выходные заработать 30 тысяч рублей на домашнем кукольном театре — «Жажда» — бизнес-журнал

Что в сумке у «Золотой кенгуру»?

  • 03.04.2017
  • 1 165
  • 0

Это всегда завораживает – узнавать, как людям приходят на ум новаторские идеи. Что становится тем самым яблоком, упавшим на голову? Для Таши Лозиной, создавшей кукольный театр, который можно носить с собой, этим озарением стали соседский мальчик-хулиган и его изобретательный папа. Конечно, кусочков, из которых собрался ее проект «Золотая кенгуру», было гораздо больше, но обо всем по порядку.

Наша героиня происходит из настоящей династии педагогов. Ее бабушка – Полина Георгиевна Лозина – народный учитель СССР. Мама Таши – учитель русского и литературы, отец преподавал физику. Неудивительно, что девушка тоже выбрала педагогический институт. Но сферу своей работы она связала не с преподаванием, а с творчеством и праздниками.

Таша посчитала, что уже более 12 лет ведет индивидуальные или коллективные развивающие занятия, творческие мастер-классы, праздники для детей и взрослых в формате от дня рождения до свадьбы или новогоднего корпоратива. А теперь она запустила новый проект – кукольный театр, который в буквальном смысле можно носить с собой. Поэтому он и называется «театр в сумке».

Клоун Сосискин

Таша Лозина: «Мне с детства нравились перевоплощения и различные роли… А со временем я заметила, что в некоторых ситуациях, когда взрослый разговаривает с ребенком, скажем так, «от себя» (транслирует информацию напрямую), ребенок может растеряться или отгородиться. Например, если родители пытаются его чему-то научить или склонить к каким-то правильным действиям, выбору. Но однажды в гостях я увидела, как мой друг общается со своим сыном. Иногда этот папа начинал говорить как бы от имени других персонажей, другими «специальными» голосами. У него были две любимые роли: «Клоун Сосискин» и «Клоун Колбаскин». Если сын не слушался, баловался, не хотел идти спать или убирать игрушки и все аргументы были исчерпаны, за дело брались клоуны. Причем это были натуральные, театральные диалоги. Клоуны могли обсудить, что кидать камень в окно соседей – это вообще не круто, что от сладкого болят зубы, что если мало спать, то голова будет медленно работать. И если против папы сын мог бы взбунтоваться, то клоунам он ничего противопоставить не мог. А еще с детства мне нравилось мастерить и делать кукол. Даже любимая в детстве книга – о создании театра кукол Образцова. Там было мало текста, но очень много картинок – история театра, его первых кукол».

Конечно, можно было бы долго ходить вокруг этой театральной темы, но детали мозаики сложились воедино: толчком к реализации идеи у нашей героини стало прочтение книги Дины Рубиной «Синдром Петрушки» и вдохновляющее знакомство с режиссером Ией Воробьевой из Саратова.

Золотая кенгуру

Две Татьяны

Работу по созданию театра наша героиня и ее подруга-тезка Таня Вильданова, тоже педагог и творческий человек, начали 15 октября прошлого года. И уже 20 ноября дали первое представление!

Своими силами девушки сделали легкую конструкцию-ширму, которую можно собирать и разбирать. Она может менять размер и при необходимости спокойно размещаться в квартире. Таким образом, театр может приходить в гости.

Сейчас кукол всего 10, в будущем планируется больше. Каждая кукла – это актер, который может менять амплуа, у кукол есть несколько костюмов. Например, волк по имени Гюнтер Ковальски. Этот актер театра следит за светской жизнью, поэтому сэлфи с ним из театра, с концерта или выставки пользователи соцсетей могут увидеть в своей новостной ленте. Идея вести блоги от имени домашних питомцев или игрушек не нова, но от этого не теряет своей привлекательности. Также Гюнтер – музыкант-виртуоз и филантроп. Поэтому он играет не только злого волка в «Трех поросятах» – в других спектаклях он выступает в роли доброго Доктора Айболита и Морского Волка.

Среди прочих актеров театра есть легкомысленная лягушка Клеопатра Семеновна, печальный мыш Вениамин, обаятельная лиса Камила и рассудительный кот Мичман.

Таша рассказывает, что в перспективе планирует включать в представления и элементы сказкотерапии. Как это работает? Если ребенок чего-то боится, у него что-то не получается, то можно придумать для него индивидуальный сюжет. Ребенок его проживет, приручит в сказке своего «дракона» и изменит негативный сценарий на позитивный. Так работают профессиональные психологи. Сейчас Таша разрабатывает эту методику в сотрудничестве с опытным психологом и психиатром из Санкт-Петербурга Ольгой Десслер.

Таша Лозина: «У нас авторская методика, этим мы отличаемся от всех других мобильных театров. Мы – уникальны».

Золотая кенгуру

На данный момент в репертуаре театра всего четыре спектакля: два – известные сказки в «новой трактовке», два – авторских. Например, «Солнечная песенка» с элементами мастер-класса по игре на музыкальных инструментах. Дети слышат живую музыку и могут сами попробовать поиграть на флейте, гитаре, гуслях, перкуссиях.

Ценовая политика у театра очень гибкая. Таша сотрудничает с детскими комнатами, которые предлагают ее продукт клиентам уже со своей наценкой. Если это частный детский сад, то это одна цена, для обычного садика – цена другая.

Таша Лозина: «Мы не задираем цены. Хочется, чтобы наш труд был достойно оплачен, но и чтобы каждой семье билет на наше представление был доступен. Многодетным и льготникам мы предоставляем скидки».

  1. Такая работа подойдет не всем – только тем, кто любит немножко дурачиться и умеет импровизировать, быстро менять концепцию.
  2. Нужно быть готовым к обсуждению – ты окажешься под прицелом внимания и понравишься далеко не каждому.
  3. Чтобы дело не зачахло, важен оптимизм, жизнерадостность и собственное ресурсное состояние. Это – не то дело, где можно работать на износ. Важно не останавливаться, но и не превращать развитие в гонку, иначе выветрится элемент творчества, не останется души.
  4. Учиться всему и постоянно, но не «застревать» на академических правилах и стандартах. Полезно посмотреть развивающее видео, например, о навыках самомотивации и целеполагания от Ольги Юрковской или Тимура Соколова.
  5. В любой ситуации должно работать правило: третья часть всех доходов от проекта направляется на развитие.

Золотая кенгуру

Театр в сумке «Золотая кенгуру» в фактах и цифрах

Первоначальные вложения

6 тыс. рублей. Куклы сшиты своими руками из подручных материалов, тканью щедро делились друзья, материалы для творчества нашлись в хозяйстве. Была куплена только колонка с микрофоном и светодиодные лампы, тонкие пластиковые трубки и крепления для конструкции ширмы.

Окупаемость

Первый спектакль принес 4 тыс. рублей. Но уже на втором выступлении расходы окупились.

Каналы продвижения

Детские комнаты – старые и новые. Соцсети. Обзвон руководителей методических отделов в детских садах. Вся реклама – бесплатная. В теплое время года театр собирается выступать на городских праздниках, в парках, участвует в благотворительных мероприятиях.

Количество заказов в месяц

Сейчас театр находится в начале своего пути. Заказы можно получать и на рабочей неделе и в выходные. В день театр легко может дать 3-4 спектакля, учитывая время на сборку-установку ширмы. Через полгода Таша рассчитывает привлечь помощников и выступать ежедневно.

Рентабельность

Практически 100%. Доход напрямую зависит от количества выступлений, количества и стоимости проданных билетов. За выходные можно заработать от 4 до 30 тыс. рублей.

«Мы должны держаться подальше от государства»: как открыть частный театр и не прогореть

«Мы должны держаться подальше от государства»: как открыть частный театр и не прогоретьИллюстрация: Личный архив Марии Чесноковой

Режиссер Мария Чеснокова, соучредитель театра «Желтый квадрат»: «В идеале театр не должен ни от кого зависеть. В том числе от властей: они тебе могут что-то дать, но потом потребуют назад».

Получив диплом экономиста, Роман Рязанцев устроился на работу в компанию, слоган которой обещает: «Мечты сбываются». Но для Романа мечта сбылась не так: неожиданно он уволился из «Газпрома» и сам воплотил ее — открыл собственный театр.

Надо сказать, что поначалу эта мечта была вовсе и не Ромина, а его жены Маши. Она с детства болела театром, ходила в театральную студию, а после школы поступила в ЕГТИ на направление «Артист театра кукол».

Постепенно мечта стала общей, а затем и родителей тоже. Так два года назад в Екатеринбурге появился частный театр «Желтый квадрат». Супруги Роман Рязанцев и Мария Чеснокова рассказывают, сколько весит кредит на мечту, что позволяет его выплачивать и почему театру лучше сторониться государства.

От праздников к сцене

Как и положено, «Желтый квадрат» начался с вешалки. Но только не с собственной, а с гардеробов «Тихвина» и «Троекурова»: вместе с друзьями Маша проводила детские праздники в дорогих ресторанах и развлекала в костюме принцессы маленьких гостей светских мероприятий.

Параллельно дома мы ставили свой первый спектакль. Начали вывозить его в детские сады и показывать на днях рождения. Это уже был уровень повыше, — рассказывает Маша. — А накануне Олимпиады нас пригласили с этим спектаклем и мастер-классами выступать в Сочи. Мы стали себя ощущать уже не агентством праздников, а театром. Но это был такой театр, «в воздухе». Когда мы вернулись, все спрашивали нас: «Когда вы откроете свой театр?» Можно подумать, что открыть театр — это очень просто. Я-то уж точно знала, что это не так. Но благодаря Роме и смелости его родителей мы все-таки решились и стали искать помещение.

Вариант аренды сразу отсеяли: «Театр — это такая штука: он должен где-то угнездиться и, как плесень, разрастаться», — образно поясняет Рома. В итоге остановились на офисе, который располагался в первых этажах жилой высотки на ул. Степана Разина. Помещение приглянулось тем, что находилось практически в центре и рядом с метро. А еще там было много места — 200 кв. м.

На покупку одного только «бетона» потребовалось 18 млн руб. Большую часть суммы взяли в кредит. «Когда мы купили это помещение, мы просто ели одну гречку», — делятся ребята.

Затем стали делать ремонт — снесли все стены и возвели их заново, обустроили гримерку, зрительный зал, гардероб; поменяли вентиляцию и электричество, чтобы все соответствовало стандартам общественного помещения — на этом не экономили. Но там, где сэкономить было можно — это делали: сами разрабатывали дизайн, мастерили реквизит, всей семьей шили занавес, шторы и костюмы. Все лето Маша и Рома обустраивались, а в сентябре 2015 г. дали первые представления.

Бизнес и планирование

Перед стартом Роман, как дипломированный экономист, составил бизнес-план. По оптимистичному прогнозу, вложения должны были окупиться за пять лет, по пессимистичному — за десять. Прошло два с лишним года года, и он только пожимает плечами: «Понятно одно — до окупаемости еще долго». Бизнес-планированием ему теперь заниматься некогда.

Тем не менее театр практически сразу стал зарабатывать на себя сам: есть возможность и гасить кредит, и выплачивать зарплаты, хватает и на еду, и на путешествия (хотя на последние нет времени). Основной доход складывается из трех направлений: спектакли, праздники и студии, набор в которые начался сразу же после открытия.

Сейчас спектакли идут только по выходным: по одному на субботу и воскресенье. В будни спектаклей нет — позволить себе такое могут только театры с раскрученным брендом, говорят ребята. На первые представления к ним приходило 15-20 человек, но благодаря сарафанному радио зал, рассчитанный на 50 зрителей, быстро заполнился.

И взрослые, и детские билеты стоят одинаково, 350 руб., — Рома изучил цены других городских театров и чуть поднял планку выше рынка. На протяжении двух лет стоимость билета не менялась.

От спектаклей театр получает лишь около 20% дохода — это 100 тыс. руб. Еще столько же ребята зарабатывает на проведении праздников: иногда на выезде, а иногда в самом театре. Выезд стоит от 10 тыс. руб.

Больше всего в копилку «Желтого квадрата» приносят детские студии — вокальная и театральная. Месячный абонемент стоит 8 тыс. руб., а суммарно выходит 250 тыс.

Сам себе режиссер

Мы сделали все, чтобы наш «Желтый квадрат» был самоокупаемым, потому что в идеале театр не должен ни от кого зависеть. В том числе от государства: оно тебе может что-то дать, но потом потребует назад. У нас же есть абсолютная свобода: мы можем ставить, что хотим, — говорят Рома и Маша.

На одну постановку, подсчитывают они, нужно минимум 100 тыс. руб. Это если учесть, что ты сам себе и сценарист, и режиссер, и актер иногда. Но сумма будет расти в зависимости от того, кто автор пьесы, кто в ней участвует, кто ее ставит, какие для нее нужны костюмы и декорации и на какой сцене она будет сыграна.

Всего один раз ребята нанимали стороннего режиссера. Его гонорар составлял 50 тыс. руб., и ставил он спектакль в течение полутора месяцев — это минимальный срок для отработки пьесы. Весь остальной репертуар «Желтого квадрата» Чеснокова поставила сама.

Она вспоминает, что первое время весь театр держался на трех-четырех людях: правда, каждый из них играл сразу множество ролей не только на сцене, но и в принципе. Сейчас в театре работает около тридцати человек: есть три завхоза, которые отвечают за чистоту, есть администраторы, недавно появился собственный художник. Актеров от общего числа сотрудников не больше трети, и Маша с Ромой постоянно находятся в поиске талантов.

«В каком-нибудь большом государственном театре ты можешь где-то подхалтурить, где-то посидеть. Энергия театра там распределяется на множество человек. А тут один ты — это уже треть театра. Поэтому, чтобы состояться в маленьком театре, надо самому чего-то хотеть: быть инициативным, быть в постоянном драйве», — делится Маша.

Театр на вырост

По запросу «театр» система 2ГИС в Екатеринбурге выдает 30 объектов, из них около десятка специализируются на детской аудитории. «Желтый квадрат» не считает себя детским, но сейчас основной репертуар адресован зрителям от 3 до 5 лет.

«Мы бы хотели ставить больше взрослых и молодежных спектаклей, но тут вопрос экономики: взрослую аудиторию трудно привлечь, а детей в театр приведут всегда», — рассуждает Рома.

Свой профессиональный рост ребята видят во «взрослении» репертуара, а предпринимательский — в увеличении количества показов в выходные и завлечении школ и садиков на спектакли по будням.

Мы понимаем, что проще нам самим выезжать со спектаклями, но мы точно не пойдем на этот шаг. Да, например, рестораны могут хорошо заплатить — это здорово. И они нам очень много дали, потому что мы на них и выросли, но когда мы выступаем под молотящую кофемашину, это уже не театр. Мы хотим делать спектакли на профессиональной сцене, а на неприспособленных под это площадках будет все-таки развлечение, а просветительской какой-то миссии (что для нас очень важно) не будет. Мы не сможем сказать то, что хотели, не сможем подарить полные впечатления — они будут куцеватывами, — говорит Маша.

«Миссия» для нее — не пустой звук: она уверена, что театр способен лечить: «Нужен ли театр? Очень нужен. Театральные студии — очень нужны, по себе знаю. Неважно, будешь ты заниматься театром или не будешь, это развивает эмоциональный иммунитет. Все, кто в детстве занимался театром, очень быстро приспосабливаются, быстро соображают, перестраиваются. Человек становится более подвижным, более гибким — это ведь всем нам просто необходимо».

https://zhazhda.biz/cases/zolotaya-kenguru
https://ekb.dk.ru/news/my-dolzhny-derzhatsya-podalshe-ot-gosudarstva-kak-otkryt-chastnyy-teatr-i-ne-progoret-237100246